пятница 16 ноября 2018 года

Публикации архив публикаций

09.03.2011

градостроительные хроники средневекового Воронежа

архитектурно-историческое расследование

Журнал "Парадный квартал" продолжает серию публикаций, посвященных 425-летию нашего города, которое будет праздноваться в следующем году. В этих публикациях мы и наши уважаемые авторы будем рассказывать о Воронеже с точки зрения архитектуры – об ее истории и сегодняшних амбициозных проектах. Продолжает этот цикл третья, заключительная часть своеобразного архитектурно-исторического расследования, целью которого был поиск максимально точной планировочной структуры и архитектурного облика старого Воронежа. Автор материала – Александр Дедов. Окончил в 1982 году архитектурный факультет ВИСИ, работал в научно-исследовательском институте "ЭНИКМАШ", где занимался дизайном кузнечно-прессового оборудования. Имеет двадцать четыре "Свидетельства на промышленный образец". В настоящее время работает в области рекламы.

вершина военной мощи и архитектурного величия

Градостроительная структура Воронежа, сложившаяся в начале XVII века и представлявшая собой агломерат из трех довольно разнородных частей города – кремля, Посадского города и Покровского монастыря – постепенно превращается в единый монолит с общей системой оборонительных укреплений. Огромный шаг по объединению города был сделан в 1670 году, когда его крепостные сооружения были полностью обновлены. Ветхость крепостных сооружений, новые функциональные потребности города и грозная тень Османской империи вынудили московское правительство в 1670 году пойти на огромные финансовые расходы и значительно укрепить город Воронеж. Вокруг всего города, включающего в себя территории Посадского города, старого кремля и Покровского монастыря, ставится общая рубленая дубовая стена с новыми башнями, расчищается крепостной ров, обновляются другие защитные приспособления. Периметр крепостных стен вместе с башнями составляет примерно 740 саженей. Кроме того, 65 саженей в длину имеет внутригородская стена, которая разделяет город на две части. На внешних городских стенах было поставлено 16 башен, пять из которых – с проезжими воротами. На внутренней городской стене также была поставлена новая "глухая" башня. Титаническая работа по обновлению укреплений Воронежа осуществлялась силами горожан и жителей окрестных сел. К этому времени воронежская деревянная крепость достигла вершины своей военной мощи и архитектурного величия, и это состояние зафиксировано в "Строенной", то есть в "Строительной" книге 1670 года (илл. 1).

служилый люд покидает крепость

Интересно отметить, что слободского разделения, существовавшего в воронежской крепости в начале XVII века, уже совершенно нет, а есть функциональное разделение ее на две неравные части: Большой город и Малый город. Это может говорить о том, что произошло коренное изменение состава городского населения. Действительно, если посмотреть на административно-территориальное деление города в 1615 году, то становится очевидным, что горожане вели в это время полувоенный образ жизни. Именно человек с пищалью за спиной и саблей на боку, возложив свои руки на рукояти русской сохи, обживал лесостепные окраины Великой Степи.

Со временем места внутри крепости стали отдавать новым посадским людям, купцам и ремесленникам, а служилых людей начинают постепенно переводить из города в ближайшие окрестности. Видимо, переселение носило и экономический характер, поскольку посадские люди, в отличие от служилых людей, платили налоги в государственную казну, тянули тягло, как говорили прежде.

Воронежские "Писцовые книги" 1629 года позволяют сделать вывод о том, что в первую очередь из крепости в близлежащие предместья были выведены казаки, которые основали три новые слободки: Новую Белопоместную, Пятницкую и Дальнюю Чижовку. Вслед за полковыми и белопоместными казаками городские стены покидает и часть стрельцов. Сначала они обживают бугры Ближней Чижовки, а затем селятся в близлежащем логу, основав новую Стрелецкую слободу. Впоследствии речная балка получила название Стрелецкий лог. Судя по данным некоторых документов, на территории крепости оставались реликтовые остатки Старой Стрелецкой слободы вплоть до 90-х годов XVII века, во всяком случае, в это время в границах крепости еще располагалась приходская стрелецкая Никольская церковь, хотя в ином, чем во времена заложения города, месте. Затинщики и пушкари из Старой Затинной слободки тоже выводятся за город и на новом месте образуют Пушкарскую слободу.

первое переселение ямщиков

Некоторые из старых окрестных слободок также меняют места своего расположения. Так, Ямская слобода, ранее располагавшаяся на берегу реки, при Московском тракте, по царскому указу переводится вверх по тому же тракту (современная улица К. Маркса) в район современного Каменного моста. Известны интересные бытовые детали, происходившие при переселении воронежских ямщиков. Они пожаловались царю, что их землю "забрали пушкари, да затинщики, да сотники Стрелецкие и казацкие, да поп Дмитровский, да игумен Успенский". Видимо, окрестный народ решил, что на новом месте ямщикам дадут новые наделы и давай прихватывать чужую землю. Царь Михаил Федорович строго повелел произвести "...сыск, кто и почему ямщицкой землей владеет: по дачи ль или насильством, кто по грамотам или приказом эту землю им дал. И чтоб обо всем этом отписать в Москву в Ямской Приказ". Вот с такими казусами обустраивалась Новая Ямская слобода, разместившаяся на Московской дороге при выезде из городского предместья. Со временем в слободе появилась приходская деревянная Воскресенская церковь, которая в последствии была перенесена на улицу Воскресенскую (нынешнее название – улица Орджоникидзе), где и располагается современная каменная Воскресенская церковь. Было и второе переселение Ямской слободы, когда ее перевели на Ново-Московскую (теперь Плехановскую) улицу в район площади Заставы.

метаморфозы названий

Качественное изменение структуры городского населения оказало сильное влияние на дальнейшую судьбу многих старых приходских церквей города. Одни из них были переносятся и заново собираются на новом месте, например, Покровская церковь белопоместных казаков. Другие церкви, лишившись своего прихода в лице казаков и стрельцов, быстро приходят в упадок, а затем приспосабливаются новыми "жилецкими" людьми и администрацией города для своих нужд. Например, бывшая стрелецкая Ильинская церковь перестраивается в 40-е годы XVII века воеводой Вельяминовым за свой счет, при этом главный престол церкви стал посвящаться Святой Троице. Меняют названия и другие старинные воронежские церкви, более того, некоторые из них меняют свое расположение в границах городских стен.

Трансформация в названиях и расположениях церквей повлекла за собой переименование многих башен с проезжими воротами, поскольку их названия были зачастую связаны с ближайшими к ним городскими церквами. Такие изменения привели к тому, что видимая логическая взаимосвязь в названиях городских объектов стала не столь явной, какой была прежде. Особенно это заметно по чертежу города 1690 года. Есть Никольская церковь, но нет Никольских ворот, есть Ильинские ворота, но нет Ильинской церкви, есть Пятницкие ворота, но церковь, которая могла бы дать этой проезжей башне свое имя, находится совсем в другой стороне, вдали от этих ворот. Не имея возможности кратко изложить детальный анализ сложившейся ситуации, сразу перейдем к описанию тех метаморфоз, которые произошли с названиями воронежских проезжих башен. Более подробную информацию можно найти на сайте журнала "Парадный квартал" www.parad-catalog.ru.

Главные ворота крепости – Покровские – теряют свое первородное имя, поскольку Покровская церковь белопоместных казаков переносится на новое место за пределы крепостных стен. На некоторое время ворота получают имя Рождественские (такое название ворот промелькнуло в "Переписной книге" 1669 года). Имя воротам могла дать Рождество-Богородицкая церковь, основанная посадскими торговыми людьми на месте прежней Покровской церкви. Возникает закономерный вопрос: почему же имя "Рождественская" не закрепилось за главной проезжей башней города? Ответ, судя по всему, следует искать в полузабытых православных традициях наших предков. Известно, например, что через ворота, носившие имя "Спасские", можно было проходить только пешком. Возможно, это правило по аналогии относилось и к воротам, носящим имя "Рождественские". Но неукоснительное исполнение таких правил привело бы к серьезным проблемам функционирования городской жизни Воронежа. Так или иначе, но главные ворота крепости стали именоваться Московскими. К 1690 году они стали называться Московскими Пятницкими или просто Пятницкими, поскольку Старые Пятницкие ворота, расположенные от рождения города на нынешней улице Фрунзе, к этому времени были уже закрыты навсегда. Вместо Старых Пятницких ворот, неподалеку от них, в створе современной улицы Платонова, ставится новая проезжая башня со странным названием "Бык".

С Водяными Стрелецкими воротами тоже происходят большие изменения. В 1642 году воевода Ромодановский называет их Стрелецкими Ильинскими, а впоследствии за ними закрепляется имя "Ильинские". К 1670 году в крепости были закрыты две проезжие башни: Казачья на улице Нарвской и Острожная Стрелецкая, располагавшейся в нижней части теперешней улицы Фрунзе. В последней четверти XVII века закрываются Никольские ворота, вместо которых вновь открываются бывшие Казачьи ворота. Но они не возвращают себе свое старое имя, поскольку казаки в крепости давно уже не живут. Ворота становятся безымянными, во всяком случае, на чертеже 1690 года данные ворота никак не названы. Только Затинная башня явилась единственной городской башней, в названии которой отмечается завидное постоянство. Свое имя она пронесла через всю историю бытия воронежской деревянной крепости.

чертеж XVII века

Замечательный документ воронежской истории – чертеж города Воронежа 1690 года – изначально не был задуман как архитектурный план (илл. 2).

Он был иллюстрацией к судебному процессу церковных властей с неким купцом и был составлен по указанию первого воронежского епископа Митрофана. Суть спора заключалась в том, что по решению городских властей многие торговые лавки, в числе которых была и лавка данного купца, из-за тесноты внутри города переносились на новое место за территорию крепостных стен. Купец не противился этому, но, ссылаясь на свои привилегии, непременно хотел занять место прямо у Пятницких Московских ворот, застроив, таким образом, площадь у главных ворот города. О святителе Митрофане известно как о великом духовном наставнике воронежцев и патриоте, радеющем о процветании России, но в данном случае воронежский епископ проявил себя и как дальновидный градостроитель. Авторитет епископа Митрофана помог отстоять вновь зарождающийся общественный центр города от торговой застройки. Купцу же взамен предложили неподалеку на выбор три других места. Кстати говоря, территорию у северо-западной стены города к тому времени уже активно осваивали другие воронежские купцы, ставя свои новые лавки даже вдоль крепостного рва. А современная Университетская площадь (бывшая площадь у Пятницких Московских ворот) настолько гармонично вошла в градостроительную структуру нового центра города, что на столетия определила его архитектурное восприятие.

странные копии

Позволим себе сделать в данном месте нашего повествования небольшое отступление, поскольку во многих публикациях, посвященных истории города, помещается еще одна версия изображения плана Воронежа 1690 года, называемая "копия с чертежа". Этот вариант чертежа уже был помещен в довоенном издании "История города Воронежа" под авторством Е. Калининой (1941 г.). Архитектор Н. Троицкий в своей книге "Воронеж", вышедшей в свет в 1959 году, также помещает "План города Воронежа 1690 года. Снимок с копии, хранящейся в Воронежском областном музее краеведения" (илл. 3).

Еще несколько вариантов чертежа публикуются в других изданиях, посвященных истории города. Но если сравнить чертеж, опубликованный в 1903 году С. Введенским с вышеуказанными копиями изображения плана города Воронежа, то мы увидим существенные отличия между этими рисунками. В силу чего более поздние изображения плана города Воронежа нельзя назвать копиями в полном смысле этого слова, поскольку копия – это точное воспроизведение чего-либо, а здесь мы имеем дело, скорее всего, со свободным изложением на тему "Чертеж города Воронежа времени святителя Митрофана". Варианты чертежей разнятся не только по графике исполнения, но имеют и более серьезные отличия. На этих копиях не совсем точно передан абрис дорог, некоторые показаны не полностью или вообще не показаны. Непонятно откуда появилась зигзагообразная линия вокруг стен крепости, видимо, символизирующая городской ров, который не показан в оригинале. Что же заставило копировальщиков воспроизводить многие детали документа неточно, а некоторые опускать совсем – мы, наверное, никогда не узнаем. Но следует помнить, что работа по изготовлению копии – занятие, требующее повышенного внимания и точности. Появление в копиях подобных неточностей может исказить и без того неясную картину, ввести в заблуждение исследователя, придав зыбкость всему ходу его дальнейших логических построений. Например, на оригинале чертежа фасады торговых лавок, находящихся за городом вдоль крепостной стены, размещены на одной линии, а на копиях их расположение имеет сбой. Эта ошибка в отображении может дать ложное представление о хаотичности застройки этой части города, что не соответствовало действительности.

о суде, тюрьме и воронежском Лобном месте

Обратим внимание на странный заштрихованный плоский цилиндр, изображенный на чертеже рядом с Благовещенским собором. Над цилиндром размещено слово "тюрьма", и если надпись отнести к этому цилиндру, то получается довольно интересная трактовка формы здания тюрьмы, наполненная неясным символизмом. Так как на чертеже мы не видим других каких-либо мистических знаков, логичнее предположить, что обозначенный цилиндр представляет собой круглый деревянный помост. Стенки помоста – это вертикально врытые бревна, что отражено вертикальной штриховкой цилиндра. Конструкция засыпана грунтом, а сверху уложены доски. На верхней площадке помоста изображен предмет, который можно принять за плаху. Судя по всему, мы видим пред собою воронежское Лобное место, причем в первоначальном, более широком смысле этого слова, а не в привычном смысле – место публичных казней. Действительно, Лобное место и старая соборная церковь, а, впоследствии, и новый Благовещенский собор формировали главную площадь города, где проходили все значимые общественно-политические мероприятия города. Здесь, на этой площади, объявлялись царские указы и воеводские повеления, здесь происходили всегородские молебны и крестные ходы, здесь народ получал благословение православных иерархов, здесь же распологалась и главная судейская трибуна города. (Для примера: именно на Лобном месте в Москве 21 февраля 1613 года в первое воскресение Великого Поста представители Избирательного собора слушали мнение народа о претенденте на царский престол Михаиле Романове). А слово "тюрьма" следует отнести к изображенному справа от помоста отдельностоящему зданию, и тогда получится вполне логичное совместное расположение: суд, тюрьма и Лобное место.

загадочная рытвина или еще раз "про одно и то же"

Воронежскими краеведами много раз поднимался вопрос о расположении домонгольского летописного Воронежа. В данной работе мы тоже не смогли пройти мимо этого вопроса, и постарались внести свой вклад в разработку данной темы.

Дело в том, что в одной из своих грамот к государю, датированной 1690 годом, святитель Митрофан просил перенести тюрьму, суд и кабак подальше от недавно построенного Благовещенского собора в более подходящие для них места. Он указывает и места, где их можно разместить: "тюрьму и губную избу на порожнем месте меж старые соборные церкви и воеводского двора и рытвины, потому что та церковь будет снесена… ".

Здесь стоит обратить внимание на такой факт, как наличие непонятной рытвины, про которую упоминает епископ. Судя по чертежу 1690 года, она находилась в районе расположения современной Ильинской церкви. Как видно, рытвина обладала существенными размерами, поскольку имела топографическое значение, и само ее существование внутри крепости довольно загадочно. Возможно, рытвина имела искусственное происхождение и была остатками рва древнего города. Тем более, что воронежскими краеведами отмечается то место в "Дозорной книге 1615 года", где при описании земель, принадлежащих воронежским церквям, говорится: "…к церкви к Пророку Илье да Великим Мученикам Флору и Лавру, что на посаде на Старом городище… ", то есть Ильинская церковь находилась на Старом городище. Может показаться, что словосочетание "Старое городище" относится к сожженному в 1590 году городу Воронежу, и что Ильинская церковь строилась на пожарищах старого Воронежа, но тогда непонятно, почему таких ссылок нет в отношении других церквей, восстановленных на руинах Воронежа, которых было еще три. Церкви Рождества Христова, Пятницкая и Никольская – все они, так же как и Ильинская церковь, находилась внутри сожженного Воронежа, а ссылок на старое городище рядом с ними нет. Кроме того, во втором томе "Материалов для истории Воронежской и соседних губерний"" 1891 года "Старое городище" написано с большой буквы, как имя собственное, но так как данная публикация является перепечаткой с первоисточника, то это требует проверки в архивах.

В тоже время, оставить без внимания такие факты, как наличие в одном районе непонятной рытвины и Старого городища было бы непростительным историческим транжирством. Археологические раскопки могли бы пролить свет на эту проблему, но в силу ряда причин, в том числе и по тому объему земляных работ, которые проделали наши предки, это выглядит достаточно проблематично. Все же мы вправе предполагать, что на месте расположения современной Ильинской церкви вполне мог располагаться древнерусский замок, аналогичный славянскому Семилукскому поселению XII-XIII веков.

градостроительная драма

Бурный рост северо-западного городского предместья внес определенную планировочную сумятицу в его застройку, породив нешуточную градостроительную драму, затронувшую три важных элемента городской структуры. С одной стороны, исторически сложилось так, что Ямская застава, являющаяся главным въездом в город, располагалась на Старо-Московской улице (современная улица К. Маркса в районе Каменного моста). С другой стороны, главные ворота самой крепости располагались в стороне от этой улицы, вследствие чего Старо-Московская улица не могла обеспечить хорошей функциональной связью эти две точки. При этом новые лавки купцов тяготеют как к главному въезду города, так и к главному въезду в крепость, стремясь создать вместе со старым крепостным торгом единую зону торговли. Временным разрешением этой проблемы было развитие другой старинной улицы, шедшей под углом к улице Старо-Московской и проходившей по трассе нынешней улицы Володарского. К этой улице временно переходит статус главной улицы города, отходящей от площади у Пятницких Московских ворот крепости и ведущей к Ямской заставе города. Так складывалась двулучевая градостроительная модель городского ядра, лучами которого были две старинные улицы, которые проходили по современным улицам Платонова и Володарского. Окончательно же эта планировочная драма смогла разрешиться только с формированием центрального луча города, улицы Ново-Московской (современная Плехановская), когда, согласно генеральному плану Воронежа 1774 года, Ново-Московская расширяется и становится главной городской улицей и осью концентрации торговли Воронежа.

закат деревянной крепости

Новые функциональные потребности Воронежа оказывали серьезное давление на планировочную структуру деревянной крепости. В конце XVII века мы видим ее на закате своего развития, когда на ясный лик первородной градостроительной чистоты уже легла тяжесть прожитого века (илл. 4).

Старые крепостные стены, некогда служившие надежной защитой горожан, обветшали морально и физически. Ломается внутренняя и внешняя пространственная организация крепости, стремясь выйти за рамки отведенных ей границ. Административная жизнь уходит с территории старого кремля, из Малого города, и переходит на кромку берегового обрыва, расположившись между Ильинскими и Затинными воротами. Здесь в конце XVII века стали размещаться "воеводский двор", продовольственные и военные склады.

Таким встретил Воронеж грандиозные перемены, начертанные для него твердой рукой царя Петра.


Окончание. Начало см. журнал "Парадный квартал", январь, февраль, 2011 год.

 

 

в журнале

рекламная служба:

+7(473)210-00-70

адрес редакции:

394018, Воронеж, ул. Свободы, 14, оф. 907
e-mail: olga.voronovskaya@list.ru

Обработка персональных данных
и правовая информация

разработка сайта - студия 3DaVinci
Любое использование материалов, размещенных на данном веб-сайте и в журнале, разрешается только при наличии гиперссылки на веб-сайт журнала "Парадный квартал". Использование материалов в коммерческих целях допускается с письменного разрешения редакции