пятница 19 октября 2018 года

Публикации архив публикаций

13.06.2018

Архитектурные тайны судебного чертежа: чертеж Воронежа 1690 года

Продолжение. Начало в майском выпуске.

Александр Дедов, дизайнер

Продолжаем раскрывать архитектурные тайны городского пейзажа трехсотлетней давности, оставленные голландским художником Корнелием де Бруином в своей знаменитой гравюре. За помощью обращаемся к интереснейшему документу этого времени – чертежу города Воронежа 1690 года.

В майском номере журнала было восстановлено информационное наполнение чертежа до состояния, представленного в 1903 году С.Н. Введенским. Теперь уникальную информацию документа используем для прояснения темных мест, оставшихся после предварительного архитектурно-планировочного анализа гравюры Корнелия де Бруина.

Стереоскопический эффект

Воронежцам очень повезло, так как в их распоряжении имеются два замечательных документа, наделенные двумя различными градостроительными характеристиками: план и видовой рисунок старой деревянной крепости. Совмещение плоской ортогональной проекции крепости с городской панорамой позволит взглянуть на планировочную структуру старой крепости как бы с двух точек зрения, которые дадут своеобразный стереоскопический эффект. Перед этим проведем небольшую информационную коррекцию чертежа, которая учла бы изменения, произошедшие в застройке территории крепости к моменту создания гравюры. Судебный чертеж, найденный С.Н. Введенским, датируется 1690 годом, а гравюра Корнелия де Бруина, вернее, рабочие наброски к ней, – 1703 годом. Разрыв во времени небольшой, но все же какие-то градостроительные изменения внутри крепости могли произойти. В первую очередь интересны изменения, связанные с узловыми точками планировочный структуры крепости – ее церквями. На чертеже 1690 года изображены четыре деревянные церкви, каменный собор и Покровский женский монастырь. Какие же из них могли быть зафиксированы на гравюре Бруина? Несомненно, это Благовещенский собор, строительство которого было начато в 1684 году. Новый каменный собор строился взамен старой соборной церкви, которая была признана ветхой и непригодной к проведению служб еще за двадцать лет до создания гравюры. Именно ее должно было заменить новое каменное строение, но конструктивные просчеты строителей и сложные геологические условия привели строящееся здание собора к аварийному состоянию. Церковные службы в нем так и не начались. Тогда, по словам отца-основателя воронежского краеведения Е.А. Болховитинова, был поставлен малый деревянный собор во имя святых апостолов Петра и Павла. Логично предположить, что Петропавловский собор занял место старой соборной церкви, и должен был попасть в поле зрения Бруина. А вот женский Покровский монастырь, показанный на чертеже, уже не мог быть отражен на рисунке Бруина, поскольку в 1702 году по указу Петра I был перенесен в воронежское предместье Терновая поляна. В отношении трех других крепостных церквей какой-либо дополнительной информации обнаружено не было, поэтому будем полагать, что они могли быть показаны на гравюре.

Вид на Воронеж начала XVIII века, гравюра Корнелия де Бруина

Информационная катастрофа? Нет, инфоудача!

Таким образом, на территории крепости к моменту создания гравюры могли располагаться каменный собор и четыре церкви. Именно собор и четыре церкви изображены Бруином на гравюре в окружении старых крепостных стен, т.е. количество церквей, отображенных на плане 1690 года и на видовом рисунке 1703 года, полностью совпадает. А как обстоят дела с названиями этих церквей?

По данным чертежа 1690 года, на момент создания гравюры крепостные церкви носили имена: каменный Благовещенский собор, малый Петропавловский собор (на месте старой соборной церкви), Троицкая церковь, Никольская церковь и еще одна безымянная церковь.

На своей гравюре Бруин из пяти назвал только две крепостные церкви – "Церковь Пречистой Богородицы, или Пятницы" и "Собор или храм собрания святых и их образов". Только Благовещенский собор, указанный на плане, и собор/храм собрания святых, указанный на гравюре, имеют если не дословное, то наверняка смысловое повторение в обоих документах. В отношении других названий церквей ни чертеж, ни гравюра такого повторения не дают. Что это? Информационная катастрофа? Нет. Это информационная удача, потому что церковь Пречистой Богородицы, отмеченная Бруином, может быть связана только с безымянной церковью, изображенной на чертеже. Заметим, что это единственная безымянная церковь на нем!

Безымянная церковь на старом торгу

На чертеже 1690 года видно, что у Пятницких ворот крепости, среди толчеи купеческих лавок старого воронежского торга, располагалась безымянная церковь. Она бы и осталась без имени, если бы автор гравюры Корнелий де Бруин не написал, что это "Церковь Пречистой Богородицы, или Пятницы". Но в истории именования церквей, посвященных Пресвятой Богородице, существовало несколько конкретных имен храмов, связанных с различными религиозными событиями – Рождества Богородицы, Введения во храм Богородицы, Успения Богородицы, Покрова Богородицы... Какое же имя носила наша церковь? Можно предположить с очень большой долей вероятности, что эта церковь, основанная воронежскими купцами, была посвящена Рождеству Богородицы.

Судебный чертеж Воронежа 1690 г., опубликованный С.Н. Введенским в 1903 г.

В то же время Бруин называет второе имя – "церковь Пятницы", то есть в просторечии воронежцы могли называть эту церковь Пятницкой. Само по себе интересный факт, и такие случаи в истории Воронежа известны. Например, церкви с двойными названиями: Воскресенская-Козмодемьянская, или Троицкая-Предтеченская. Но еще более интересна сама причина, по которой церковь могла иметь два имени. В отношении церкви Рождества Богородицы высказано две версии. Первую версию изложил сам автор гравюры де Бруин: "…говорили мне, что Дева Мария явилась здесь в известную Пятницу особенно чудесным образом, почему ей и усвоили это название". О каком пятничном чуде Богородицы мог говорить голландец? Скорее всего, речь шла о великом Знамении от иконы Пресвятой Богородицы, которое произошло в Великом Новгороде. Тогда, в пятницу 27 ноября 1170 года, под стенами этого города суздальская дружина была сурово наказана за пролитие единоверческой крови. То, что это древнее событие было памятно в старом Воронеже, вполне закономерно – в "бунташном" XVII веке в воронежском крае было много смуты и братоубийства.

Вторая версия говорит о том, что церковь Рождества Богородицы имела дополнительный престол в честь великомученицы Параскевы (Параскева в переводе с греческого означает Пятница), и поэтому получила такое второе имя. Великомученица Параскева – Пятница была глубоко почитаема в Древней Руси. В IV веке язычники, добиваясь отречения от христианской веры, жестоко мучили девушку: резали и снимали полосами кожу на спине. Этот подвиг нашел отражение в народных преданиях – ее называли Параскева Ременная. Не будем углубляться в тему, какая из версий более правильно отражает действительность, но очерчивается очень интересная краеведческая история.

Получается, что в одно и тоже время две воронежские церкви носят имя "Пятницкая", у одной имя официальное, а у второй народное. Первая находилась в Пятницкой слободе, которая располагалась в районе нынешней улицы Платонова, вторая на месте, где теперь находится главный корпус ВГУ.

Драматичный вопрос "Почему?"

То, что Рождество-Богородицкая церковь, которую в народе называют Пятницкой, находилась рядом с Пятницкими воротами, нет ничего удивительного. Здесь прослеживается ясная логическая связь между церковью и башней. Но при этом возникает коварный вопрос: почему же Рождество-Богородицкая церковь не дала свое официальное имя главной проезжей башне? А если дала, то почему название "Рождественская" не закрепились за этой городской башней? А ведь в воронежских документах один раз такое имя промелькнуло, в переписной книге 1669 года именно эта башня названа "Рождественской". Ответ, судя по всему, следует искать в полузабытых православных традициях наших предков. Согласно им, через некоторые ворота, например, "Спасские", можно было проходить только пешком, никаких тебе повозок, никаких тебе лошадей. Возможно, это правило могло относиться и к воротам, носящим имя "Рождественские". Стоит ли говорить о том, что неукоснительное исполнение этих правил привело бы к серьезным проблемам функционирования городской жизни Воронежа. Но, возможно, при выборе имени башни сыграли свою роль неизвестные нам предпочтения прежних воронежцев.

Достаточно долгое время обе деревянные церкви существовали одновременно, а затем Пятницкая слобода исчезает из городской среды, вместе с нею исчезает и Пятницкая церковь. Другая же церковь, Рождества Богородицы, переносится из тесноты внутри крепости на новое место, где зарождался новый купеческий центр города. Теперь она расположилась в районе пересечения улиц Пятницкой и Мещанской (современных Кости Стрелюка и Володарского). Народное название "Пятницкая" окончательно закрепляется именно за этой церковью. В 1761 году здесь начинает строиться каменное здание церкви Рождества Богородицы, которое было разрушено во время Великой Отечественной войны и не было восстановлено потом. К настоящему времени сохранилась лишь часть здания, служившая основанием отдельно стоящей колокольни этой церкви.

Ориентация воронежской крепости (по чертежу 1690 г.) на местности

Группа драматичных вопросов "Где?"

После того, как стали известны имена всех церквей, которые на своей на гравюре мог изобразить Корнелий де Бруин внутри крепости, сразу обострилась группа драматичных вопросов воронежского краеведения: "Где могли располагаться эти церкви?". Могла ли какая-либо из вышеперечисленных старых церквей располагаться на месте современных? В настоящее время только две церкви находятся в пределах территории деревянной крепости – это Спасская и Ильинская, но ни чертеж 1690 года, ни гравюра Бруина церквей с такими названиями не упоминают.

Все же С.Н. Введенский, нашедший судебный чертеж, дает нам одну многообещающую зацепку. Он написал небольшой исторический очерк к найденному чертежу, в котором цитировал фрагменты некоторых судебных документов. "В нынешнем, государи, во 194 году Декабря в 27 день, – жаловался царям Иоанну и Петру города Воронежа Спасский поп Артемий, – был я богомолец ваш у воронежца посадского человека Евдокима Синельникова в гостях зван…". Здесь между священником Артемием и скандально известным купцом Федотом Аникеевым произошла ссора. Потом было судебное разбирательство, в ходе которого купец показал: "табацким продавцом он, Федот, называл Спасского попа Артемия потому, что…". Не будем вдаваться в скандальные подробности, гораздо интереснее то, что в 1686 году (7194 год от сотворения мира) купец называет человека "спасским попом", а документы этого времени показывают, что церкви с таким именем в Воронеже не было. Складывается парадоксальная ситуация – спасский поп есть, а Спасской церкви нет! Как-то само собой напрашивается предположение, что одну из воронежских церквей в это время могли называть в просторечии Спасской. В это время в центральной части города располагались следующие церкви – Благовещенский собор, старая Благовещенская соборная церковь, Рождества Богородицы, Троицкая, Никольская, Воскресенская, Пятницкая, Успенская, Покровская, Богоявленская, Троицкая на Чижовке Ближней, Покровский монастырь. Какая из городских церквей в народе могла называться Спасской? Обратим внимание, что в этот период в Воронеже было две церкви, носящие вполне официально имя Троицкая. Первая, более старая, располагалась на Чижовке Ближней, на современной улице Фигнер. Эта Троицкая церковь, меняя со временем свои обветшалые здания на новые, простояла с 1629 года (по Писцовым книгам) до 1943 года, когда была почти полностью разрушена. Эта церковь имела второе народное имя – Предтеченская. Другая Троицкая церковь, как показывает чертеж 1690 года, располагалась внутри деревянной крепости.

Факты говорят о том, что в этот период своего развития в Воронеже одновременно существовали две Троицкие церкви.

Таблица 1. Сопоставление названий церквей центральной части Воронежа на рубеже ХVII-ХVIII веков.

Кстати говоря, в истории Воронежа известна еще и третья Троицкая церковь, строительство которой было начато в 1779 году на улице Большая Московская (ул. Плехановская). Третья церковь уже официально имела двойное название Троицкая Смоленская. Вполне возможно, чтобы отличать их друг от друга, Троицкие церкви получали вторые имена (народные или официальные): Троицкая Предтеченская на Чижовке, Троицкая Спасская (наше предположение) в крепости и Троицкая Смоленская на Большой Московской.

То, как расположена крепостная Троицкая церковь на чертеже 1690 года, дает веские основания предполагать, что именно она находилась на месте современной Спасской церкви. Возможно, у крепостной Троицкой Спасской церкви еще более сложная и насыщенная судьба, потому что прослеживается определенная внутренняя связь Троицкой церкви со старинной Ильинской церковью, которая в силу неясных причин исчезает в это время из истории города. Складывается впечатление, что Троицкая церковь, указанная на чертеже 1690 года, располагалась на месте нынешней Спасской церкви и, находясь здесь, временно приняла на себя определенное духовное родство с исчезнувшей Ильинской церковью. Но это – отдельная история...

Соответственно, Никольская церковь, указанная на том же чертеже, должна была бы располагаться на современной улице Фрунзе, в районе ее пересечения с улицей Нарвской.

Соборный аккорд

Относительно расположения воронежских соборных церквей вопрос "где?" не стоит так драматично. Как указывал Е.А. Болховитинов, в Воронеж в 1684 году была прислана патриаршая грамота: "о позволении наместо обветшалой Соборной деревянной церкви построить новую каменную в то же имя Благовещения Богородицы". Называл Болховитинов и места расположения церквей: "В следствии оной (грамоты) начато строение нового Собора за нынешним зимним Собором, а старый деревянный Собор находился на месте нынешней башни, стоящей к Спасовскому переулку". Зимним, т.е. отапливаемым, собором в те времена был Архангельский собор. Его строительство началось в 1764 году, и конкретное расположение на местности вполне поддается определению. Спасовская улица (известная по старым документам) в настоящее время носит имя Белинского. Через эти географические привязки можно выйти на точные места расположения и Благовещенского собора, и старой соборной церкви. Но и по рисунку де Бруина видно, что Благовещенский собор и соборная церковь находились на холме, занимаемом в настоящее время главным корпусом ВГУ. Отметим, что ко времени создания гравюры ветхое здание старой соборной церкви было уже снесено, и на ее месте располагалась Петропавловская церковь, которая временно выполняла роль городского собора, поскольку в это время Благовещенский собор еще только достраивался.

Пожалуй, в этом месте мог бы прозвучать заключительный аккорд – архитектурные тайны старинной гравюры, скрывавшей имена и места расположения воронежских церквей, открыли свои завесы. Но история старого Воронежа хранит еще много тайных моментов, ждущих своего рассмотрения.

рекламная служба:

+7(473)210-00-70

адрес редакции:

394018, Воронеж, ул. Свободы, 14, оф. 907
e-mail: olga.voronovskaya@list.ru

Обработка персональных данных
и правовая информация

разработка сайта - студия 3DaVinci
Любое использование материалов, размещенных на данном веб-сайте и в журнале, разрешается только при наличии гиперссылки на веб-сайт журнала "Парадный квартал". Использование материалов в коммерческих целях допускается с письменного разрешения редакции